?

Log in

Просто поделиться Vol.2



А вот это угадайте что Ассизи летом 2008

Просто поделиться...


Таким я увидел Питер в феврале 2008...

Потянуло на моралите...

Честное слово, я  за мир во всем мире, за здоровый образ жизни, за просвещение и социализм. Но если была возможость избавить мир разом от 2 скверн я бы оставил для начала мировой терроризм и голод и попросил: пожалуйста высшие силы, уберите портал Rate и Дом-2! Ну это все равно, что продавать чукчам алкоголь. Они генетически к нему уязвимы – в итоге моментальная зависимость. Наглое совершенно и безнаказанное использование самых слабых мест самой уязвимой категории зрителей.

Плохо оно, плохо... а почему?

По кочану:

Во-первых. Маша и Саша заперты в чулане в телевизионной студии, а мы являемся свидетелями этого социального эксперимента за ними подглядываем. У Маши и Саши нет никих других дел кроме как строить отношения. Потому что они заперты. Вот тут и начинается: Маша и Саша в таких условиях ведут себя совсем не так как дома, где надо заниматься предметно-трудовой деятельностью учиться, ходить на работу и вообще они существуют в более широком социальном поле их интересует, что о них подумают другие. Никто не объясняет зрителю, что Маша и Саша ведут себя так, потому что им в прямом смысле слова нечем больше заняться. Отношения - это важно, но они существуют как контекст развития делать-то тоже надо что-то, а не только отношаться.

Во-вторых. В доме тесно. Там еще куча всяких Васей, Петь и Тань. А своего уголка нет на самом деле ни у кого. Из-за такого перенаселения Саша становиться очень агрессивным ко всем. А Маша агрессивной с другими девочками и пассивной с Сашей и другими мальчиками. Потому, что она не знает, кто из них кого загрызет, и под кого надо будет ложиться после того, как загрызут Сашу. Это называется переход на эволюционно более ранний этап развития человеческих отношений деградация. Ситуацию усугубляет то, что несмотря на периодические убийства изгнания из проекта, количество человек меньше не становится.

В-третьих. Поскольку Маше и Саше больше нечем заняться, а не делать ничего человеку никак, то на на отношения переносяться элементы предметной деятельности Маша начинает использовать Сашу, а Саша Машу как предмет. Так превращаясь в объект взаимных манипуляций плетя интриги и провоцируя друг друга, они становятся циничными.

В-четвертых. Это тяжелое испытание для участников, и они сами очень плохо понимают, что с ними происходит. К сожалению на проекте нет человека, который помог бы Маше и Саше структурировать их опыт и проанализировать свои интеракционные паттерны задуматься, зачем они друг друга доводят до белого каления. В итоге они перестают друг другу доверять. Эмоциональная нестабильность психованность становиться для них нормой. Более того. Поскольку помощи участникам проекта не оказывают, они понимают свою ситуацию исходя из сформировавшихся на данном жизненном этапе когнитивных схем в меру своей испорченности. Если Маша изначально считает, что все мужики сволочи, не важно что с ней происходит на проекте - из всего этого она делает вывод – мол, так оно и есть. В итоге участники проекта выступают носителями поведенческих моделей учат жизни зрителя, хотя сами нуждаются в помощи при структурировании нового и местами травмирующего опыта поучить бы надо их самих.

В-пятых-последних. То что происходит там у них между Машей и Сашей нуждается в оценке. Если оценка не дается, то что происходит между Машей и Сашей – это норма и образец, по которому надо жить.

Программа-то уже давно выходит, и бог с ней, говна на ТВ хватает. Просто тут я уже в реальной жизни стал замечать, что все чаще «девчОнки и пАцаны от нечеВо делать друг другу моСК выносят». Угадайте, какая у них любимая передача? А с другой стороны, в недавно показанной программе «Гордонкихот» ни один противник проекта не нашел ни одного нормального аргумента, к которому эти пацаны и девченки захотели бы прислушаться... такие времена.


А давеча мне представляли одну сотрудницу. Так и говорят, мол, знакомтесь. Ну я послушно знакомлюсь...

Я:  Роман, очень приятно.
Она: Я из местного самоуправления, по вопросу защиты детей.
Я: А имя у вас есть?

вроде обиделась, а я так и непонял кто кому нахамил.

Аз...буки...веди...

Я не помню как меня учили читать. Зато помню, как в детском саду, запутываясь в трикотажных колготках, тыкал пальцем в деревянный алфавит. А – арбуз...Меня распирало от гордости – я знаю, что это за слово, а Они не знают!

***

Помню как мне подарили «Русские народные сказки». Толстенная книга в загадочно фиолетовой обложке. Тогда я и начал читать лежа, потому что сидя такую огромную книгу было читать неудобно. Смутно помню сказку про девочку, которая в ночной сорочке вышла в лес и ее похитили злые силы. Перед сном я любил придумывать для этой сказки новый конец. Я разными способами спасал девочку, и она становилась моей женой, а иногда я присоединялся к злым силам и мучал ее. Все из-за этой проклятой прозрачной сорочки. Потом я девочку, правда, все равно спасал...

                                                            ***

Моей любимой сказкой была и осталась замечательная фантазия Гримм «Горшочек каши». Мне очень близка идея всеобщего изобилия, счастья из ниоткуда. Ну и, конечно, доступность гастрономических удовольствий.

***

А потом как-то после работы отец пришел домой и говорит: «Смотри, что я тебе принес». Я стал читать. Это было так странно, мои собственные мысли и переживания оказались почему-то на бумаге. Прекрасно. Невозможно оторваться, оно же мое...я как будто сам написал. Зачитал я эту книгу в прямом смысле слова до дыр. С тех пор у нас в семье «Что я видел» - это нарицательное. Теперь, наверное, уже никто не читает Бориса Житкова.

***

Дальше – больше. Пока по телеку показывали путч, я сидел на полу и перебирал разные вырезки из журнала «Огонек». Это было очень интересно. И путч и «Огонек» и картинки всякие, репродукции картин, черно-белые фотографии художественной нищеты где-то в российской глубинке...И какой-то роман Джеймса Хедли Чейза. Потом еще Чейз, снова Чейз, Агата Кристи и Дик Фрэнсис. У Фрэнсиса мне про лошадей нравилось и про описание домашнего пирога.

***

Вообще у меня были странные отношения с Книгой. «Синюю книгу сказок» – роскошный крупноформатный, ярко раскрашеный том – я не читал, потому что мне не нравился кисловатый запах типографской краски. Золя я не стал читать, потому что были слишком маленькие буквы. «Три толстяка» отмел, потому что белая глянцевая обложка потускнела со временем и стала сероватой с трещинками. «Записки охотника» просто стояли первыми на стелаже...

***

Я часто подходил к полке с книгами. Доставал одну. Мне очень нравилось держать Книгу в руках. Просто держать...

***

Пришел пубертат , и я перестал читать. Совсем.

***

Интерес к литературе мне вернули два коротких произведения. «Уроки французского» и  «Первая любовь». Я до сих пор помню и то волнение, которое испытывал при чтении, и те слезы, которые вызвала неожиданная, несправедливая, неправильная смерть Зинаиды.

***

А потом пришел поздний пубертат и я стал читать летом. Выходило по 10-15 книг. Русский транзит, Подход Кристаповича, Приключения майора Звягина, Алые паруса, Человек-амфибия, Сто лет одиночества, Компромисс, Москва-Петушки, Трудно быть богом, Праздник, который всегда с тобой, Три товарища, Левый берег, Петля и камень в зеленой траве, Дон-Кихот, Чапаев и Пустота... Иногда я советовался с кем-нибудь: Слушай, а что мне почитать?  Это было то, что называется расширением онтологического опыта...

***

Конечно не обошлось и без профессиональной литературы от А до Я. А литература художественная тем верменем не стояла на месте. По-видимому.

***

В современную книгу я как-кто, пардон, не вьехал. Не могу я, когда все время про невротиков. Не чтение, а кормежка с одноразовой картонной тарелки...Бросил Паланика и Бэнкса. Осилил Робски и Фаулза...

***

А недавно я бродил по книжному магазину. Рассеянно так. Ходил-ходил и оказался в детском отделе. Вдруг вижу – А. С. Пушкин «Евгений Онегин». «Ну, конечно» – думаю – «Вот оно!»

Давно я так замечательно не проводил вечер. Невозможно это читать про себя! Я расхаживал по квартире и декламировал. Разыгрывал по ролям, смеялся, пританцовывал.

Удивительная это штука - гениальность. Гениальность в словах. Открываешь книгу как бутылку шампанского, и пьешь и пьешь...жадно...и пьянеешь... и счастлив.

Жизнь насекомых

Ничего особенного. Извините Артуро. Просто пересматривал в 1001 раз «Напарника». В 1001 раз смешно.

Странно, позорно или забавно - я впервые задумался о том про что это... Гайдай, наверное, на это и расчитывал – гипнотизировать смехом, а то цензура ни за что бы не пропустила.

Так про что кино? Быдло хамски ведет себя в общественном транспорте и затевает драку. Получает в качестве наказания исправительные работы. В ходе отбывания срока выясняется, что в Совке во много раз лучше относятся к быдлу чем к простому и честному труженику или интеллектуалу. Все, кому неповезло оказаться втянутыми в отбывания срока вместе с быдлом, должны терпеть унижения от него, а власти знай себе перед ним заискивают. Наконец у интеллигента не выдерживают нервы и он устраивает быдлу изощренную пытку, да такую, что жертва окончательно трогается умом.

Чернуха? Тогда  как Вам вот это...?

Большая и дружная, но несколько экстравагантная семья едет на пикник. Неожиданно на них нападает какой-то псих. Он изощренно измывается над семьей, в результате чего у них развиваются все признаки пост-травматического стрессового расстройства. Вызванные на подмогу силовые структуры оказываются совершенно бессильны что-либо сделать и оставляют беззащитный народ на произвол судьбы. Жители города вынуждены эмигрировать, поскольку псих на свободе и чинит совершеннейший беспредел. Более того, от чувства безнаказанности псих этот не только окончательно озверел, но и пробившись в политическую структуру, пытается узаконить свои бесчинства.
Неожиданно на помощь приходит какой-то заморский специалист, который применяя техники НЛП пытается добиться проявления у людей чувства  гражданской ответственности, но это ему не удается. Преступника убивает кто-то из залетных и лишь такая случайность спасает народ от геноцида.

Знаете эту милую историю? А мне ее как и Вам (и миллионам других, начиная уже с 1923 года) читали под видом сказки Корнея Чуковского "Тараканище". 

Уже возмущались киноафишами и рецензиями в газетах, где главный герой описывался не иначе как “pohhuist”. Уже раскритикованы и осмеяны агитки реформистской партии, с вытянутым средним пальцем и надписью «Absoluutselt pohhui?».

Вроде бы тема исчерпана и закрыта. Ан нет.

Угораздило меня услышать обрывок разговора между скромной и добропорядочной учительницей эстонского языка и литературы и парочкой подростающих. Не помню уже о чем был разговор, но закончился он тем, что учительнца эстонского языка и литературы посоветовала школярам не оправдывать своего «pohhuism-а». Я спросил учительницу эстонского языка и литературы, понимает ли она значение этого слова, и сознательно ли использует такой лексикон. Учительница эстонского языка и литературы, неплохо, кстати, говорящая и читающая по-русски спокойно и с достоинством объяснила мне, что в эстонском языке это выражение не несет столь отрицательной смысловой нагрузки как в русском, и означает лишь крайнюю степень безразличия.

Совершенно  верно, подумал я. Английское “fuck”, за которое учительница английского языка и литературы назначит штраф родителям, например, тоже означает в русском языке всего лишь легкую степень недовольства происходящим. А греческое malakas, за которое можно от учительницы греческого языка и литературы получить хлесткую затрещину, для русского уха вообще безобидная бессмыслица.

Но учительница эстонского языка и литературы не выбрала из свого богатого лексикона слово английское, оно и понятно, ученики у нас развиты не по годам, слух пойдет сразу, как училка по фене ботает. А вот по-русски у нас никто не говорит, и вообще русских в стране нет. Поэтому можно. Теперь понятно откуда берется этот наивняк, придумавший вышеупомянутую агитку.

А я, вот, хочу чтобы на нашем странном, искаженном этно-лексическом пространстве слову «ХУЙ» вернули его первоначальное значение, во всей его глубокой и многозначной мерзости. Вот тогда и употребляйте 1) к месту 2) в меру развитости, 3) со всей полнотой ответственности.

А то я в публичном месте завтра штаны сниму, а когда меня начнут под руки выносить, буду оправдываться тем, что это, дескать, ничего, это так у нас дома принято.

Umbria jazz 2008

Джеральд Клайтон. Стандартное фортепианное трио без выкрутасов. Центрировано на пианисте с отличным ритмическим подходом, чем-то напоминающим Б. Мелдоу. Играли вещи своего сочинения и стандарты на несуществующие размеры. Надеюсь еще услышать о них.

Херби Хэнкок. Играли вещи с последних двух альбомов, за исключением первой и последней композиции (Actual Proof и Chameleon). Группа потрясающая, All-stars. Дейв Холланд, впервые за 18 лет взявший в руки электрический бас. Крис Поттер на саксе, Вини Колаюта на ударных. Лайнел Люке – гитарист, показывал интересные штуки с гитарным лупером и голосом. Две потрясающие вокалистки, пели даже лучше чем выглядели. Херби заигрывал с публикой, хохмил, демонстрировал рубаха-парня, бросил шпильку в адрес прошлогоднего хамства Джаррета. Мощь и напор группы потрясли, но сам материал мне показался не очень интересным. Шоу немного напрягало, именно не в смысле света и фейерверка, а в смысле излишне демонстративной полиритмии и игрой off key. Зато ничего тривиального, Херби импровизировал по честному в «здесь и сейчас», очень понравился сольный номер Дэйва на контрабасе и сексуальный и искренний attitude Сони Китчел.


Чарли Хейдн. Концерт Херби кончился полпервого, когда Хейдн уже начался, а до театра Морлакки было далеко. Минус организаторам.

Бил Фризел. Трио Фризела, как и Пат Мартино и еще некотрые получили на Умбрии ангажемент на 7 концертов. У этого есть свои плюсы и минусы. Мне показалось, что немного скучновато. Мало гитарной импровизации, много странных звуков из лупера и абсолютный straight beat со стороны барабанщика. Но если закрыть глаза и дать волю фантазии, сосредоточиться на визуальных образах, то можно поймать своеобразный кайф, я увидел мультик про сумасшедшего ковбоя. Имхо - музыка состояния. Билл порадовал очень оптимистической жизненной позицией, улыбался и радовался странным звукам как ребенок.

Пэт Мэтини и Гарри Бертон. А также Стив Суоллоу и Антонио Санчес из Pat Metheny group и trio. Нет слов. Никакого шоу...чистая, великолепная, искренная, новорожденная МУЗЫКА. Убедительное и окончательное доказательство Бытия Божьего.

Питер Бернштейн. Замечательное трио: бас, барабаны, гитара. Репертуар в основном Телониуса Монка. Очень добротный straight ahead. Билл Стюарт чертовски музыкальный барабанщик, повторял и выкручивал наизнанку фразы Бернштейна. Сложный и интересный материал, который достойно отыграли музыканты с отличным раппортом. Искусство make it look easy…

Брэд Мелдоу. С неизменными Джефом Баллардом и Ларри Гренадиром. Готов убить организаторов. Мало того, что концерт одного из хедлайнеров проходит почему-то в крошечном душном театре в полпервого ночи, а не на главной арене в восемь вечера. Так они еще и не почесались подвести звук на балконы. В итоге слышно было только натуральный звук фортепиано, который естественно ударными забивался. Спасибо Бреду за сольную вещь в самом конце концерта...красиво до полной остановки дыхания... тронуло чуть не до слез. Вцелом, очень жалко, что гениальный и совершенно новый материал потчи полностью упустили.

 

Ана и Родос

Родос это райский остров. Ни воров, ни понтов, ни назойливых торгашей. Жарко до головокружения. Десятки часовен и церквей раставленных вдоль дрог, добродушные бездомные собаки, неприветливые худые и диковатые коты, крепостные стены завешаные сувенирами (продавца еще надо поискать). Остров стоит на своеобразной истории, чем-то похожей на нашу. Рыцари госпитальеры, потом турки, потом итальянцы – никакой независимости и только тихая фига в кармане. Остров всего 50 лет как часть Греции, хотя и в худшие времена родосцы пользовались привилегиями.  Хотя греков в столице острова немало, они теряются на фоне сотен языков и оттенков цвета кожи...Те кого я видел были веселыми, неспешным, приятными и гостеприимными людьми. Повар Костас, управлявшийся на огромной кухне в одиночку, узнав, что я русский бросил кастрюли и расцеловал меня со словами «Православие...». Не прошли даром изрезаные турецкими ножами греческие иконы...

На Родосе я понял смысл выражения мать-природа – леса и долина Петалуды, горы святого Ильи и Филеримоса, оливковые и апельсиновые деревья, прозрачная вода и средизеноморский ветер.

Но именно на Родосе я встретил Ану (она сказала, что нет никаких причин, почему ее имя должно писаться с двумя «н»). Ана пишет иконы. У нее свой магазин, но это не сувенирная лавка полная подделок, а настоящая арт-студия. Ана родом из Белграда. Она уехала оттуда со своим сыном и мужем 8 лет назад, после американских бомбежек. Ана красивая женщина. Ей за 30. На плече ее след оставленный живым огнем, этот шрам говорит о ней и даже за нее... Ана разочарована в жизни. Она сказала мне, что у нее на Родосе нет ни одного друга. «Родосцы самые худшие из всех греков, они так долго были рабами, что разучились отвечать за что-либо. Мой сосед по магазину....он бы продал тебе свою жену. Все что они умеют это брать деньги, но я не виню их за это, хотя я ненавижу их безответственность» Мы говорили с ней около получаса. О политике, религии, природе Родоса. Я не переставал удивляться тому, как в ней уживаются острый ум, материнская доброта, раздражение и презрение ко всему вокруг. «Я терпеть не могу продавать, надо всем улыбаться, а все, что мне хочется это закрыться в мастерской и писать иконы». Про себя я тихо недоумевал как же  ей удается писать в таком расположении духа...Когда мы заговорили об иконах, я заметил, что у Христа лукавое выражение лица. Ана улыбнулась уголком губ и сказала «У них не должно быть выражений лица... на иконах...особенно у ангелов, ведь они не страдают.»

Я ушел от нее в задумчивости: неужели для того, чтобы быть ответственным, умным, замечать абсурд и несправедливость нужно быть разочарованным в жизни, мизантропом, одиночкой и страдать, страдать, страдать...? Проклятая война...

Ана, я надеюсь, что у тебя все будет хорошо.

Графомания vol.1

Июньский дождь


Июньский дождь шуршит как банный веник

Который день никак не успокоится

Его водою только мая бедный пленник 

Как в душе ласково, спасительно умоется 

 

Июнь у августа водой одолженной

Размоет пирамидные фигуры

Прически столь заботливо уложенной    

Для выпускного вечера какой-то дуры

 

Костер потушит, остановит разговор

В саду затопит стойкий лиатрис

Сорвет прогулку на которую (вот это перебор)

Опять мы вместе почему-то собрались

 

Капля за каплей в море безразличия

Я молчалив как мавзолейный вождь

Как замок на песке после прилива

Мою любовь унес июньский дождь